57642a5c     

Мельников Геннадий - Эта Старая Пластинка



Геннадий МЕЛЬНИКОВ
ЭТА СТАРАЯ ПЛАСТИНКА
Большой светло-коричневый кузнечик прыгнул ему на грудь, но тотчас,
затрещав сиреневыми крыльями, отскочил в сторону. Антс открыл глаза и с
удивлением, свойственным первым минутам пробуждения на новом месте, увидел
переплетения стеблей высоких трав, качающихся на фоне бесцветного
августовского неба. Издали донесся протяжный гудок сирени.
Анна спала на боку, подложив под голову сомкнутые ладони рук, и не
сразу проснулась, когда он потрепал ее за нагретое солнцем плечо.
- Вставай, Пятница, уже пора.
Она улыбнулась ему сквозь уходящий сон и, перевернувшись на спину,
стала растирать затекшую руку, на которой четко отпечатался узор плетеного
коврика.
- Мы с ума сошли - спать на такой жаре! - сказала, подымаясь Анна. -
Я даже не заметила, как уснула. Ты тоже спал?
- Да. Меня только сейчас разбудил кузнечик.
- Кузнечик?.. Ах, да! Мне самой вначале не давали покоя муравьи, но
затем они куда-то ушли, и я заснула.
Анна стряхнула коврик, свернула его в рулон и затолкала в рюкзак
между ластами и надувной лодкой.
С катера донесся второй гудок. Они спустились с пригорка, миновали
лощину и стали вновь подыматься по заросшему сухой травой склону, вдоль
которого легче было идти к пристани. По мере подъема редела трава, воздух
разбавлялся, лишаясь запахов, становился прохладнее, резче. И, наконец,
без всяких предупреждений открылось море. С высокого берега хорошо
просматривалось каменистое дно с острыми ребрами выступающих пластов,
покрытых редкими зелеными пятнами водорослей, четка выделялась граница
большой глубины: там море было темнее, словно в нем отражалась грозовая
туча, на отмели вода была лишена зеленоватого оттенка и казалась пресной,
как в озере.
- А вот и наш "карасик", - сказала Анна.
Метрах в трехстах, сбоку выступающего в море причала, стоял небольшой
прогулочный катер. На фоне серых обломков береговой осыпи он казался очень
хрупким и нарядным.
- Побежим, - сказала Анна, - они, очевидно, только нас и ждут.
- Да нет, - ответил Антс, - сбор был назначен на семь часов. Смотри -
там еще спускаются.
С соседней невысокой вершины по узкой тропинке шли вниз три человека.
Один из них сошел в сторону и стал скользить по траве.
- Все равно, побежим!
Взявшись за руки и, припадая на правый бок, они сбежали почти к самой
воде. Бежать было неудобно: рюкзак сваливался с плеча, а откос покрывала
жесткая трава, которая под ногами оползла, обнажая короткие корни и желтую
землю. Рука у Анны была сухая и горячая.
Они вбежали на причал с третьим гудком. Катер отошел, и бухта стала
медленно поворачивается вокруг невидимой оси.
Анна и Антс, облокотившись о поручни, смотрели вниз, где
перемалывалось винтами прозрачное стекло воды. Тугие шары вырывались
из-под кормы, лопались на поверхности и превращались в рваные кольца,
тающие как дым.
Когда знаки, один на берегу, а другой высоко в горах, на самом
перевале, совместились, катер изменил направление и пошел прямо в порт.
Белые здания за аллеей жестких пальм поплыли им навстречу. На рейде стояло
большое парусное судно. Тонкие мачты выделялись отчетливо, словно были
вычерчены тушью на ватмане.
- Красивое... - задумчиво сказала Анна. - Будь моя воля, я заменила
бы весь этот дизельный флот на парусный.
- А тепловозы и автомобили на лошадей? - с улыбкой спросил Антс.
- Нет, автомобили пусть остаются, да и лошади тоже. За лошадей я не
боюсь: их еще несколько миллионов. А вот большие парусные суда во всем
мире можно пересчит



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий