57642a5c     

Мельникова Валентина (Ирина) - Александра - Наказание Господне



АЛЕКСАНДРА - НАКАЗАНИЕ ГОСПОДНЕ
Ирина МЕЛЬНИКОВА
Анонс
Появление Александры, дочери известного путешественника графа Волоцкого, в светском обществе Петербурга равносильно извержению вулкана. Ей нет равных не только по красоте и уму, но и в умении отваживать нежелательных женихов и осаживать чванливых светских франтов.

И только молодой князь Адашев не обратил на юную красавицу никакого внимания. Неугомонная Александра решает за это наказать князя, и вскоре в его доме появляется новая гувернантка - невзрачная, в старомодном платье и нелепом чепце. Чем станет эта девушка для Кирилла Адашева - сущим наказанием Господним или, наоборот, даром Божьим?
1.
В дверь осторожно постучали. Графиня поспешно отдернула руку, которую собирался поцеловать bel homme (Bel homme (франц.) - красавчик) Кирдягин. Поправила слегка растрепанные букли, привела в порядок потревоженное декольте, сделала глубокий вдох, обмахнулась веером, стараясь согнать с лица обильный румянец от неумеренных и весьма пикантных комплиментов известного столичного повесы и бретера, и только тогда соизволила произнести:
- Войдите!
В будуар, почтительно склонившись, скользнул слуга в ливрее. В руках он держал серебряный поднос, на котором в одиночестве возлежал большой сиреневый конверт, скрепленный круглой сургучной печатью с пропущенной сквозь нее изящной золотистой ленточкой.
Сердито посмотрев на лакея, графиня двумя пальчиками взяла конверт, нервно взмахнула веером и недовольно проговорила:
- Сколько раз нужно повторять, чтобы меня не тревожили во время визитов?! Нет, в этом доме определенно желают свести меня с ума! Все, что я ни прикажу, выполняется из рук вон плохо или вовсе забывается!
Она виновато взглянула на Кирдягина, развалившегося в кресле напротив и с преувеличенным вниманием рассматривавшего свои тщательно отполированные ногти. На замечание графини он ответил едва заметным пожатием плеча да поднятыми вверх аккуратными и, как она подозревала, искусно подправленными куафером (Парикмахер) бровями.
Лакей склонился еще ниже:
- Ваше сиятельство, велено срочно передать это послание лично вам. Господин Рябинин-с, секретарь его сиятельства, распорядились...
- Peut-on faire des comme-ca? (Peut-on faire des comme-ca?(франц.) - Ну позволительно ли так поступать?) - вздохнула графиня и взмахом веера показала лакею на дверь. - Ступай, Степан, и передай, что я велела более меня не беспокоить, понял, шельма окаянный?
- Понял-с, понял-с! - попятился к двери Степан. - Все скажу, чего уж там!
Проследив за тем, чтобы дверь за ним захлопнулась, графиня дернула за витой шелковый шнур. Тяжелая бархатная штора рухнула вниз, отгородив будуар от внешнего мира.
Кирдягин в это время с тоской смотрел то в окно, за которым близился к трем часам пополудни сырой и серый петербургский день, то на небольшой столик у кресла графини. На нем ждала своей очереди бутылка дорогого шампанского, покрытая тонким слоем подтаивающего инея. Услышав громкий хлопок, Кирдягин обернулся, его чувствительный нос тотчас некрасиво сморщился, и гость вдруг звонко чихнул.
Графиня, к счастью, не обратила внимания на конфуз своего поклонника, продолжая вертеть конверт с четко выведенными крупными буквами. Почерк был незнаком и принадлежал, несомненно, мужчине, причем довольно солидного возраста, ибо автор отказался от замысловатых завитушек и причудливых вензелей, которыми в последнее время так увлекались ее подруги и франтоватая молодежь вроде Кирдягина.
- "Ее сиятельству, графине Буйновской Елизавете Михайло



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий