57642a5c     

Милевская Людмила - Соня Мархалева 02 (Почем Фунт Лиха)



Людмила Милевская
Почем фунт лиха
Анонс
Богатство не всегда бывает благом, оно может обернуться и бедой. Именно
это и случилось с писательницей Соней Мархалевой, получившей большое
наследство. Ее пытались похитить, бросить под поезд метро, отравить любимым
ореховым ликером. Устав бояться. Соня отбросила страх и решила во что бы то ни
стало найти неуловимого убийцу. Вывод, к которому она пришла, ужаснул ее. Соня
уверена — она знает, кто стоит за этими покушениями!..
ВМЕСТО ПРОЛОГА
История эта невероятна, страшна и отвратительна, но все же я расскажу
ее, расскажу, как умею, не сгущая краски на грустном и оставляя смешное. Мне,
простой русской женщине, предстоит еще жить в моей стране, а потому смеяться
там, где обычно плачут, — единственный выход из любых положений.
ГЛАВА 1
— «Смерть бродит близко, совсем близко. Вот-вот она зловеще постучит в
наши двери, войдет в наши дома», — громко прочитала я и вопросительно взглянула
на Артура: мол, ну как тебе цитатка.
Артур с видом человека, способного оценить любую умную мысль, энергично
закивал головой.
— Именно, — сказал он. — Пока обыватели надеются на то, что некая
черная сила благополучно перестреляет всех бизнесменов, ворюг и политиканов,
сила эта вполне может заинтересоваться самими обывателями. А если даже и не
черная сила, так сами обыватели способны уже на всякое. Без содрогания
поубивают друг друга. Легкая нажива — дело соблазнительное, а жизнь человека
теперь ломаного гроша не стоит. Таковы нравы нашего времени, — философски
заключил он, почесывая под мышкой.
Я не совсем поняла, к какой группе населения относит себя Артур, но
явно не к обывательской. К более солидным людям — бизнесменам, приватизаторам и
политикам — отнести его можно лишь на носилках. К культурным слоям тоже.
Интеллигенция капитулировала. Да и в той среде он был бы чужой. И вообще:
какими-то несовременными категориями я мыслю.
В общем, я причислила Артура к среднему классу, эмоционально одобрила
его комментарий и с удовольствием продолжила:
— «Мы живем под знаком смерти. Наш век прошел под знаком смерти».
— Очень точно, — позевывая, подтвердил Артур. Я видела его абсолютную
искренность и полное со мной согласие. Однако минутой позже он до обидного
быстро переменил свое мнение. Узнав, что черпаю я столь значительные мысли из
собственных записей, Артур огорчился и разочарованно протянул:
— Ну-у, дорогая, не хочу тебя расстраивать, но чушь ты несешь
несусветную, да еще и с патетикой. Как только пришло тебе в голову тащить всю
эту заумь на страницы своего романа?
Учитывая, что страницы моего романа были ис- писаны подобной «заумью»
сплошь, от корки до корки, я взбеленилась и совсем уже собралась одернуть этого
нахала, этого зазнайку и невежу. Мне было что ему сказать, но меня остановил
телефонный звонок. Звонила добрая соседка.
— Чего она хотела? — лениво поинтересовался Артур, после того как я
повесила трубку.
— Чтобы ты полил цветник и набрал в ванну вода, — сердито ответила я.
— То есть? — не понял Артур.
— А то и есть, что через час отключат воду на три дня, а полы в
библиотеке не мыты, на кухне гора посуды, сад не полит, дождя не предвидится.
— Гора посуды стоит неделю, а воду отключат всего на три дня...
Я вскипела, потому что вовсе не собиралась прощать ему высказываний
насчет романа.
— Отправляйся в сад, если не хочешь мыть посуду и полы, — прикрикнула
я, и Артур покорно отправился поливать цветы.
Как настоящий мужчина, он всегда выбирал самую легкую и приятн



Содержание раздела